Category: история

мартовский кот

Сказка про барина и двух его приказчиков

Стояла на широкой и полноводной реке деревня средних размеров. Была деревня богата жирными сливками, свежей рыбой, ягодами и грибами летом, ядреными вениками в бане зимой. И был у деревни барин, а у барина... нет, не один, а два приказчика. Степан и Федор. Так как личностями они были видными и примечательными, расскажем о них подробнее.

Степан был солидного возраста, но с сохранившими цвет волосами, большим пузом, длинной и окладистой бородой. Честный муж, семьянин, отец семи детей, богобоязненный прихожанин. Владелец большой полногрудой пятнистой коровы и заставленного всяким хламом заднего двора. Честный, с болящей за семью душой и добрым сердцем. Но не шибко жаловал его барин, грошей хватало только на то, чтобы концы с концами сошлись, да чтоб в семье были все сыты из амбара хозяйского.

Федор же - бедовый рубаха-парень с мелкой, курчавой, драной бороденкой. Щуплый, верткий, хваткий и пронырливый. Любил он всяческие оказии, где чего случилось, узнавать. Одно в нем плохо - пьет и курит, с чертями дружбу ведет. Бедовый, одно слово. Холост он, и то правда - какая ж девка за сорванца пойдет? Однако ж, достаток был у него. Сапоги на московском ранту. Что ни вечер, то пирушка с друзьями. "Нечистым вечерню служит" - судачили втихомолку на завалинке.

Крепко и обильно жаловал барин Федора, и по-божески - Степана. И не мог Степан понять - за что же этого бедолагу Федора так барин жалует. На службе его не часто видно, не то, что Степана, и бьет его барин, случается, - а поди ж ты, посмотри. Экая прорва денег - и все в пропащие руки. То ли дело избу обновить, коровник отстроить...

Часто спрашивал Степан барина - отчего же такая несправедливость? "Погоди, - отвечал барин, - поймешь, всему свое время". Когда оно придет, и почему ждать, было неясно.


Однажды жарким летом стоял барин на покосе. С ним был Степан - барину подсобить, коль понадобится. Солнце стояло в зените, заливая потом спины косцов. Парило.
Откель ни возьмись, на проезжей дороге показался воз. Долго смотрел на него барин, а потом сказал Степану:
- Хочешь знать, сколь рубль дорог?
- Вестимо, отец.
- Тогда ступай к возу, спроси, куда едут.
И пошел пожилой приказчик спрашивать. Долго ли, коротко ли, воротился он обратно.
- В город едут, куда ж еще? - ответил он барину.
- В город, говоришь, - задумчиво произнес барин, закрутив усы. - А спроси-ка, а что они везут-то. Вдруг в хозяйстве сгодится, а?
И пошел приказчик узнавать, что же вез тот воз.
- Рыбу, ваше благородие. Рыбу в город везут, - ответил покрасневший от жары Степан.
- Рыбу, говоришь... оно дело хорошее. Слушай, а спроси-ка, зачем это рыбу в город повезли.
- Слушаюсь, вашбродь!
В третий раз вернулся запыхавшийся Степан.
- Продавать, вестимо, зачем! - сказал он уставшим голосом.
- Ах, продавать, вот оно что, - процедил барин. - Слушай, а почем это они собрались рыбу продать? - снова попросил он Степана.

Воз тем временем уплывал вдаль, к горизонту, в знойном мареве полуденного летнего поля.

Вернулся Степан к барину, и сказал:
- По рупь двадцать хотят взять.
- По рупь двадцать... - задумался барин. - Слушай, может, они нам сейчас по рублю продадут, а? Зачем им до города-то ехать? Далеко и жарко ведь.

И вновь поплелся заморенный Степан через все поле.
- Барин, согласны они. Ежели здесь и сейчас. Рыба - товар нежный...

Подошел к ним Федор. Небрежно поздоровался с барином, насыпал табачку из кисета, и наскоро цигарку свернул. Стоит, курит, шапка набекрень, сапоги со скрипом, салом намазаны. Куражится, черт ему не брат.

Снова на горизонте показался воз.
- Федор, узнай-ка, что везут-то, - окликнул его барин.
- Успеется, вашбродь. Табачок, чай, денег стоит.

Воз почти поравнялся с ними. Размеренным шагом, дымя цигаркой, направился к нему Федор. Постоял, покурил у воза. Погутарил и пошел обратно.
- Барин, значица так. Такое дело, рожь в город везут. Просят рупь пятьдесят за пуд, но здесь готовы по семьдесять копеек отдать, ежели быстро спроворим. Брать прикажете, али как?
- Бери, родной, коль цену хорошую взял, - одобрил барин. - Ну вот, Степан, в этом-то вся и разница.
цейс

Храм Рождества Иоанна Предтечи

Предтеча


Храм Иоанна Предтечи – один из самых древних в Нижнем Новгороде. По названию Иоанно-Предтеченской церкви получила свое название Ивановская башня Нижегородского кремля. Деревянный храм известен с XIV столетия. На паперти этого храма нижегородец Кузьма Минин обращался со своим воззванием к жителям города.

Церковь на торгу известна с XV века. В ее честь названа Ивановская башня кремля. Вначале была деревянной, а в 1683 году выстроена каменной на средства промышленника Гавриила Степановича Дранишникова. В 1676 году Дранишников испросил благословения митрополита на постройку каменного храма Иоанна Предтечи. После того как благословение было дано, ктитор лично закупал необходимые строительные материалы и заключал подрядные договоры с каменщиками, плотниками-подвязчиками, кузнецами, резчиками по дереву, иконописцами и золотильщиками.

Collapse )

Originally posted at www.martovsky.ru
в поисках себя

Церковь Успения Божией Матери на Ильинской горе

Церковь Успения Божией Матери на Ильинской горе

/ в продолжение этого поста /

Автор-строитель неизвестен. Построена на средства "посадского человека" - Афанасия Олисова (дом которого, к слову, находится рядом с храмом). В древности на месте церкви стоял Успенский монастырь.

Иван Грозный за помощь в Казанских походах пожертвовал монастырю земли за рекой Окой, на которых сейчас стоит Нижегородская ярмарка.

Во время смуты начала XVII века монастырь прекратил своё существование, от него осталась деревянная шатровая церковь. Каменная церковь на месте деревянной построена в 1672 году.

Церковь пострадала при большом пожаре 1715 года, когда выгорела значительная часть города. После возобновления здание приобрело тот облик, который оказалось возможным восстановить при реставрации конца 60-х г.г. XX века.

В 1833 году трапезная и колокольня были сломаны и заменены новыми. Трапезная расширена, своды заменены деревянными перекрытиями поддерживавшимися столбами-колоннами. Бочки главного обьема закрыты треугольными фронтонами с углами, зашитыми кровельным железом, главы покрыты металлом и позолочены. Изразцы забелены или покрашены зеленой масляной краской. В 1899 г. перестроен и расширен алтарь.

В 1934 г. разобраны главы и верх колокольни. Храм закрыт. Последний настоятель церкви священник Иоанн (Лазарев) был расстрелян, и на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года, как священномученик, был причислен к лику святых.

Богослужения возобновлены в 2000 году при патриархе Московском и всея Руси Алексии II благословением митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) при настоятеле храма священнике Алексее Горине.